Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Не могут подавить истерику». России не удается сдержать украинскую операцию на левом берегу Днепра

Российские военные в Херсонской области Алексей Коновалов / ТАСС

Высадка украинских войск и их продвижение на левом берегу Днепра в Херсонской области, тайно начавшиеся под конец не очень удачного масштабного контрнаступления, начинают приносить плоды. По крайней мере психологические.

В среде российских военных наблюдателей началась «истерика» из-за проблем у группировки войск «Днепр», которую теснят украинские части, форсирующие реку и расширяющие плацдарм на ее оккупированном берегу. И победные реляции Министерства обороны и российских чиновников «не могут подавить [эту] истерику», пишет Институт изучения войны (ISW) в последнем обзоре ситуации на фронте.

Российские войска предотвратили «все попытки ВСУ провести десантную операцию на херсонском направлении», заявил 21 ноября министр Сергей Шойгу на коллегии Министерства обороны. По его словам, украинские части несут «колоссальные потери»: с начала ноября они якобы лишились 13 700 человек и 1800 единиц военной техники. (Данные как минимум по вооружениям не подтверждаются независимыми источниками. По информации сайта Oryx, собирающего документально подтвержденные сведения, с начала войны Украина потеряла 4725 единиц техники. Если верить Шойгу, почти 40% из них должно было быть уничтожено за последние три недели на пятачке около Днепра.)

Эксперты ISW считают:

Выступление Шойгу, вероятно, является попыткой опровергнуть обеспокоенные заявления военных блогеров относительно неспособности России решительно отразить украинские атаки на восточном берегу Днепра, но вряд ли оно успокоит нарастающее недовольство в российском информационном пространстве.

ISW приводит целый список подобных заявлений из российских и украинских телеграм-каналов, где описывается операция ВСУ на территории, которую российское военное командование считало относительно безопасной после разлива Днепра в результате подрыва Каховской ГЭС и откуда перебросило часть войск на более важные направления:

  • «В который раз приходим к выводу, что основной наш враг на фронте это не ВСУ, а наше собственное раздолбайство. На всех уровнях… Те же старые трагические ошибки: гибель нашей штурмовой группы (шли кучей, попали под пулемет) у Крынок и удар по стоящей без дела колонне на той же Херсонщине». («Два майора», 21 ноября);
  • «10 ноября во время удара ВСУ погибли 76 российских военнослужащих. Их решили использовать для "отвлекающего маневра"». (ВЧК-ОГПУ, 17 ноября);
  • «Отсутствие аэроразведки с БПЛА очень сильно замедляет любое наше передвижение… отсутствие огневой поддержки артиллерии и миномётов… очень проблемный вопрос – взаимодействие с соседними подразделениями. Оно практически отсутствует… картинка складывается такая, что в штаб подают неправильную картинку или заторможенную на несколько дней из-за чего планирование получается не совсем удачное». (Письмо солдата из-под населенного пункта Крынки, занятого ВСУ. «Два майора», 21 ноября);
  • «На одного нашего три птицы укроповских летают (то есть по три украинских дрона на каждого российского солдата. – The Moscow Times)… Здесь х*** пойми чё происходит... Всё очень гибло, все очень х***во. П***ц, б***... Я согласен на ничью, на мир… Там, по ту сторону, такие же люди, как мы». (Видеорассказ солдата из 810-й бригады морской пехоты, находящейся в районе Крынок. «Бутусов плюс», 21 ноября).

Как бы подтверждая слова морского пехотинца, Министерство обороны Украины в среду назвало дроны ключевым фактором, обеспечивающим защиту плацдарма на восточном берегу Днепра.

Небольшие группы морских пехотинцев, форсируя реку ночами, смогли занять на «российском» берегу три плацдарма (один из них – в районе Крынок) и «отрезать дорогу, которую Россия использует для снабжения войск в этом районе», писала неделю назад The Wall Street Journal, поговорившая с участниками высадки. На тот момент ВСУ перебросили на левый берег бронированные внедорожники HMMWV и как минимум одну боевую машину пехоты.

В воскресенье украинские военные сообщили, что отогнали российские части «на 3–8 километров» от берега.

ВСУ смогли занять «достаточно обширный плацдарм» и стараются его расширить, сказал AFP покинувший Россию журналист Майкл Наки, который вместе с основателем Conflict Intelligence Team Русланом Левиевым выпускает регулярные военные сводки: «Главная задача Украины на левом берегу – начать там наступательную операцию, чтобы дойти до Крыма».

Военный эксперт и бывший полковник французской армии Мишель Гойя считает эту операцию ВСУ «достаточно ограниченной, скорее символической», но все же она позволяет «объявить о маленьких победах после неудачного главного наступления». Российское военное командование, похоже, не считает это направление приоритетным, оно занято попытками захватить Авдеевку под Донецком, сказали AFP два источника во французской армии и разведке. Но наступление на Днепре «оказывает давление на русских, которые вынуждены перебрасывать туда часть резервов в ущерб другим участкам фронта», считает Гойя.

Главная задача ВСУ сейчас – организовать более масштабную операцию, задействовав более крупные подразделения, чем рота, говорит Николай Белесков, главный консультант отдела военной и военно-экономической политики Национального института стратегических исследований в Киеве:

Необходимы военная техника и мосты для снабжения через Днепр, но любые временные мосты будут подвергаться ударам российских самолетов и артиллерии, которая пока еще не подавлена полностью.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку